Антон Павлович
Чехов
Произведения

Барыня

Ржевецкий побежал к дрожкам, ударил вожжами и стрелой полетел к селу. В селе набрал он понятых и с ними помчался к месту преступления. Понятые застали Семена за его работой. Вмиг закипело дело. Явились староста, подстароста, писарь, сотские. Написали несколько бумаг. Расписался Ржевецкий, заставили расписаться и Семена. Семен только посмеивался... Перед обедом Семен явился к барыне. Барыня уже знала о порубке. Не поздоровавшись, он начал с того, что жить нельзя, что поляк дерется, что он только три деревца и т. д. - Как же ты смеешь чужой лес рубить? - вскипела барыня. - Мучение от него одно только, - промычал Семен, любуясь вспышкой барыни и желая во что бы то ни стало донять поляка. - Что ни слово - то тресь! Разве так возможно? Да норовит все по лицу! Этак нельзя... Ведь и мы тоже люди. - Как ты смеешь мой лес рубить, я тебя спрашиваю? Негодяй! - Да он вам наврал, барыня! Я, подлинно... рубил... Сознаю... Да зачем он дерется! В барыне взыграла барская кровь. Она забыла, что Семен брат Степана, забыла свою благовоспитанность, все на свете и ударила по щеке Семена. - Убери сейчас же свою мужицкую харю! - закричала она. - Вон! Сию минуту! Семен сконфузился. Он ни в каком случае не ожидал такого скандала. - Прощайте-с! - сказал он и глубоко вздохнул. - Что ж делать-с! Что ж! Семен забормотал и вышел. Даже шапку забыл надеть, когда вышел на двор. Часа через два к барыне явился Максим. Лицо его было вытянуто, глаза пасмурны. Но лицу видно было, что он пришел наговорить или натворить что-нибудь дерзкое. - Что тебе? - спросила барыня. - Здравствуйте! Я, барыня, больше насчет того, чтоб вас попросить. Леску бы, барыня. Степану избу хочу строить, а лесу нету. Досочек бы дали. - Что ж? Изволь. Лицо Максима просияло. - Избу строить нужно, а лесу нету. Последнее дело! Сел щи хлебать, а щей нету. Хе-хе. Досочек, тесу... Тут Семка дерзостей наговорил... Вы уж не серчайте, барыня. Дурак дураком. Дурь еще из головы не вышла. Не чувствует. Народ такой. Так прикажете, барыня, за лесом приезжать? - Приезжай. - Так вы Феликсу Адамычу извольте сказать. Дай бог вам здоровья! Теперь у Степки изба будет. - Только я дорого возьму, Журкин! Я леса, сам знаешь, не продаю, самой нужен, а если продаю, то дорого. Лицо Максима вытянулось. - То есть как? - Да так. Во-первых, деньги сейчас же, а во-вторых... - За деньги я не желаю. - А как ты желаешь? - Известно как... Сами знаете. Нонче какие у мужика деньги? Грош, да и того нет. - Даром я не дам. Максим сжал в кулаке шапку и начал глядеть в потолок. - Вы это верно говорите? - спросил он, помолчав. - Верно. Еще имеешь что сказать? - Что мне говорить? Лесу не даете, так зачем я с вами говорить стану? Прощайте. Только напрасно вы лесу не даете... Жалеть будете... Мне наплевать, а вы пожалеете... Степан на конюшне? - Не знаю. Максим значительно поглядел на барыню, кашлянул, помялся и вышел. Его передернуло от злости. "Так вот ты какая, шельма!" - подумал он и отправился в конюшню. В конюшне в это время Степан сидел на скамье и лениво, сидя, чистил бок стоящей перед ним лошади. Максим не вошел в конюшню, а стал у двери. - Степан! - сказал он. Степан не отвечал, но взглянул на отца. Лошадь пошатнулась. - Собирайся домой! - сказал Максим. - Не желаю.
Иллюстрации

2009-2011 г. Антон Павлович Чехов — биография, творчество, книги
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайтов и продвижение сайтов